В этой статье представлены десять малоизвестных и очень важных фактов о Священном Коране, о которых как мусульмане, так и немусульмане обычно не знают. Для тех, кто по-прежнему скептически относится к историческому существованию Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и род его!) и датировке текста Корана, мы сначала приведём исторические свидетельства того, что Пророк Мухаммад жил и проповедовал в Аравии в первой половине седьмого века, а затем представим рукописные свидетельства и научные исследования, которые показывают, что современный текст Корана датируется примерно 650-м годом н. э. Вслед за этим мы приводим десять важнейших фактов о Коране, которые были открыты исторической наукой и которые меняют подход к чтению священного писания ислама.

А. Откуда мы знаем, что Пророк Мухаммад действительно существовал?

«Мухаммад не является полностью вымыслом более позднего благочестивого воображения, как предполагали некоторые; мы знаем, что некто по имени Мухаммад действительно существовал, и что он возглавлял какое-то движение. И этот факт, в свою очередь, даёт нам большую уверенность в том, что дальнейшая информация в массиве традиционных мусульманских материалов также может быть основана на историческом факте».

— Фред Доннер, (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Мухаммад и верующие: у истоков ислама», 53)

В то время как стало популярным подвергать сомнению само существование Пророка Мухаммада и других крупных религиозных деятелей, таких как Моисей, Иисус и Будда, исторические свидетельства существования и жизни Пророка Мухаммада в Аравии 7-го века обширны и хорошо документированы. Несколько примеров самых ранних источников, документирующих существование и миссию Пророка Мухаммада, приведены ниже:

1. Византийский греческий текст под названием Doctrina Iacoba (Якоба), датированный учёными июлем 634 года и написанный в течение 2 лет после смерти Пророка Мухаммада, – подтверждает, что арабский пророк существовал и утверждал, что у него есть ключи от рая:

«Нет никаких сомнений в том, что Мухаммад существовал, несмотря на отдельные попытки отрицать это. Его соседи в византийской Сирии услышали о нём не позднее, чем через два года после его смерти; ГРЕЧЕСКИЙ ТЕКСТ, написанный во время арабского вторжения в Сирию между 632 и 634 годами, УКАЗЫВАЕТ, что “среди сарацин явился лжепророк”, и отвергает его как самозванца на том основании, что пророки не приходят “с мечом и колесницей”. Таким образом создается впечатление, что он действительно руководил вторжениями…Если такая пересмотренная дата верна, то свидетельство греческого текста будет означать, что Мухаммед – единственный основатель мировой религии, который засвидетельствован в современном источнике. Но в любом случае этот источник даёт нам довольно неопровержимые доказательства того, что он был исторической фигурой».

— Патриция Кроун (Бывший профессор востоковедения Кембриджского университета), («Что мы на самом деле знаем о Мухаммаде?», июнь 2008 г., читайте здесь )

2. Сирийский рукописный фолиант, изученный У. Райтом и датируемый 636 годом н.э. (через 4 года после смерти Пророка Мухаммада), упоминает Пророка Мухаммада и арабское завоевание Сирии. Документирован у У. Райта, «Каталог сирийских рукописей в Британском музее, приобретённых с 1838, 1870 гг.», Часть I, Отпечатано по распоряжению попечителей: Лондон, № XCIV, стр. 65-66. Подробнее здесь.

3. Другая сирийская рукопись упоминает Пророка Мухаммада и арабские завоевания, и она также относится к 634 году н.э. – через 2 года после смерти Пророка Мухаммада. См. У. Райт, «Каталог сирийских рукописей в Британском музее, приобретённых с 1838, 1870 гг.», Часть I, Отпечатано по распоряжению попечителей: Лондон, № DCCCCXIII, стр. 1040-1041. Подробнее здесь.

4. Сочинение сирийского христианина Фомы Пресвитера в 640 году свидетельствует о том, что Пророк Мухаммад существовал и возглавлял движение. То есть всего через 8 лет после его смерти:

«Например, ранний сирийский источник христианского писателя Фомы Пресвитера, датируемый примерно 640 годом, то есть всего через несколько лет после смерти Мухаммада, даёт самое раннее упоминание о Мухаммаде и сообщает нам, что его последователи совершили набег около Газы. Это, по крайней мере, позволяет ИСТОРИКУ ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ БОЛЕЕ УВЕРЕННО в том, что Мухаммад не является полностью вымыслом более позднего благочестивого воображения, как предполагали некоторые; МЫ ЗНАЕМ, ЧТО НЕКТО ПО ИМЕНИ МУХАММАД ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СУЩЕСТВОВАЛ, и что он ВОЗГЛАВЛЯЛ какое-то ДВИЖЕНИЕ. И этот ФАКТ, в свою очередь, даёт нам большую уверенность в том, что дальнейшая информация в массиве традиционных мусульманских материалов также может быть основана на ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКТЕ. Сложность заключается в том, чтобы решить, что является фактическим, а что нет».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Мухаммад и верующие: у истоков ислама», 53)

5. Коран даёт прямое свидетельство о Пророке Мухаммаде. Он не только упоминает Пророка Мухаммада по имени, но и упоминает и описывает Мухаммада (с) как пророка и различные события его жизни и жизни его общины. И учёные единодушны в том, что Коран, каким мы его знаем сегодня, безусловно, содержит то, что Пророк Мухаммад говорил и декламировал при жизни:

«Мухаммад также упоминается по имени и определяется как посланник Бога четыре раза в Коране… Мы можем быть вполне уверены, что Коран – это собрание изречений, которые он сделал в убеждении, что они были ниспосланы ему Богом. Книга не может хранить все сообщения, о получении которых он утверждал, и он не несёт ответственности за порядок, в котором мы их имеем. Они были собраны после его смерти – вопрос о том, сколько времени спустя, остаётся спорным. Но в том, что он произнёс все или большинство из них, трудно усомниться».

— Патриция Кроун (Бывший профессор востоковедения Кембриджского университета), («Что мы на самом деле знаем о Мухаммаде?», июнь 2008 г., читайте здесь)

«Например, тщательное изучение текста поколениями учёных не выявило ни одного правдоподобного намёка на анахроничные ссылки на важные события в жизни более поздней общины, которые почти наверняка были бы там, если бы текст кристаллизовался позже начала 7-го века н. э. Более того, часть словаря Корана предполагает, что текст или значительная его часть происходят из Западной Аравии. Таким образом, в конце концов, мы, кажется, имеем дело с Кораном, который является продуктом самых ранних этапов жизни общины в Западной Аравии… Тот факт, что текст Корана относится к самой ранней фазе движения, основанного Мухаммадом, означает, что историк может его использовать».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Мухаммад и верующие: у истоков ислама», 56)

6. Конституция Медины сохранилась в источниках 8-го века, и все учёные признают её как подлинную и восходящую ко времени жизни самого Пророка Мухаммада, когда он правил Мединой (Ясриб):

«Что касается ислама, то в источниках, датируемых серединой 8-го века, сохранился документ, составленный между Мухаммадом и жителями Ясриба, который есть все основания считать в целом достоверным; Мухаммад также упоминается по имени и определяется как посланник Бога четыре раза в Коране».

— Патриция Кроун (Бывший профессор востоковедения Кембриджского университета), («Что мы на самом деле знаем о Мухаммаде?», июнь 2008 г., читайте здесь)

7. Другие немусульманские источники, свидетельствующие о Пророке Мухаммаде, включают христианские и персидские письма:

а) Себеос, Епископ Багратуни (писавший в 660-х гг. / 40-х гг. хиджры)

«Более того, армянский документ, вероятно, написанный вскоре после 661 года, идентифицирует его по имени и даёт узнаваемый отчёт о его монотеистической проповеди».

— Патриция Кроун (Бывший профессор востоковедения Кембриджского университета), («Что мы на самом деле знаем о Мухаммаде?», июнь 2008 г., читайте здесь)

Один из самых интересных рассказов начала седьмого века принадлежит Себеосу, который был епископом Дома Багратуни. Из этой хроники есть указания на то, что он пережил многие события, о которых рассказывает. Он утверждает, что рассказ об арабских завоеваниях происходит от беглецов, которые были их очевидцами. В заключение он говорит о доминировании Муавии в Арабской гражданской войне (656-61 гг. н.э.), что позволяет предположить, что он писал вскоре после этой даты. Себеос – первый немусульманский автор, который представил нам теорию возникновения ислама, которая обращает внимание на то, что сами мусульмане думали о своих действиях (см. Р. Г. Хойланд, «Взгляд на ислам так, как его видели другие: Обзор и оценка христианских, еврейских и зороастрийских писаний о раннем исламе», 1997, цит. соч., стр. 128). Он говорит следующее о Пророке Мухаммаде:

«В то время некий человек из числа тех же сыновей Исмаэля, которого звали Махмет [т.е. Мухаммад], торговец, будто по повелению Бога явился им как проповедник [и] путь истины. Он наставлял их признанию Бога Авраама, особенно потому, что он был обучен и информирован в истории Моисея. Теперь, поскольку повеление было свыше, по единому приказу они все объединились в единстве религии. Оставив свои тщетные культы, они обратились к живому Богу, явившемуся их отцу Аврааму. Таким образом, Махмет предписал им: не есть падаль, не пить вино, не говорить неправду и не заниматься блудом. Он сказал: ‘Клятвой Бог обещал эту землю Аврааму и его потомству после него навсегда. И он осуществил то, что обещал в то время, поскольку любил Исмаила. Но теперь вы сыновья Авраама, и Бог исполняет своё обещание Аврааму и его потомству [ради вас]. Любите искренне только Бога Авраама, и пойдите и возьмите землю, которую Бог дал вашему отцу Аврааму. Никто не сможет противостоять вам в битве, потому что Бог с вами’».

— Епископ Себеос, (у Р. В. Томсона при содействии Дж. Ховарда-Джонсона и Т. Гринвуда), (Армянская история, приписываемая Себеосу, Часть – I: Перевод и примечания, 1999, Переведённые тексты для историков – том 31, Издательство Ливерпульского университета, стр. 95-96)

Себеос писал хронику в то время, когда воспоминания о внезапной вспышке арабов были свежи. Он знает имя Пророка Мухаммада и то, что тот был по ремеслу торговцем. Он намекает, что его жизнь внезапно изменилась благодаря божественно вдохновлённому откровению (см. Р.В.Томсон при содействии Дж. Ховарда-Джонсона и Т. Гринвуда, Армянская история, приписываемая Себеосу, Часть – II: Перевод и примечания, 1999, Исторический комментарий – том 31, Издательство Ливерпульского университета, стр. 238)

б) Летописец Хузистана (Написание ок. 660-х гг. н. э. / 40-е гг. хиджры)

Это анонимная и короткая несторианская хроника, цель которой – передать церковную и светскую историю от смерти Ормузда, сына Хосрова, до конца Персидского царства. Из-за своей анонимности она известна учётным как «Летопись Хузистана», по имени её вероятного географического местоположения, или «Anonymous Guidi», по имени её первого редактора. В своих записях о правлении Йаздигирда летописец вкратце описывает мусульманские вторжения:

«Тогда Бог поднял против них сыновей Измаила, [многочисленных], как песок на морском берегу, чьим вождём (мдаббрāнā) был Мухаммад (мхмд). Ни стены, ни ворота, ни доспехи, ни щит не устояли перед ними, и они овладели всей землей персов. Йаздигирд послал против них бесчисленные войска, но арабы разгромили их всех и даже убили Рустама. Йаздигирд заперся в стенах Махоза и в конце концов спасся бегством. Он добрался до страны Хузай и Мрунай, где и закончил свою жизнь. Арабы получили контроль над Махозом и всей территорией».

— Летописец Хузистана, (см. Р. Г. Хойланд, «Взгляд на ислам так, как его видели другие: Обзор и оценка христианских, еврейских и зороастрийских писаний о раннем исламе», 1997, цит. соч., стр. 186)

Б. Результаты научных исследований датировки коранического текста

«Мухаммад также упоминается по имени и определяется как посланник Бога четыре раза в Коране… Мы можем быть вполне уверены, что Коран – это собрание изречений, которые он сделал в убеждении, что они были ниспосланы ему Богом. Книга не может хранить все сообщения, о получении которых он утверждал, и он не несёт ответственности за порядок, в котором мы их имеем. Они были собраны после его смерти – вопрос о том, сколько времени спустя, остается спорным. Но в том, что он произнёс все или большинство из них, трудно усомниться».

— Патриция Кроун (Бывший профессор востоковедения Кембриджского университета), («Что мы на самом деле знаем о Мухаммаде?», июнь 2008 г., читайте здесь)

То, что сегодня называется Кораном, изначально было набором устных декламаций, произнесённых Пророком Мухаммадом в течение 23-х лет в различные времена, в разных местах, контекстах и ситуациях. Пророк Мухаммад никогда не собирал коранические декламации в единый документ и никогда не публиковал их в виде «книги». Согласно мусульманским источникам, по предложению Абу Бакра и Умара писец Зайд ибн Сабит собрал стихи Корана в сборник рукописей. Позже Зайд возглавил проект по составлению стандартизированной унифицированной версии текста Корана под руководством Усмана (ум. 656). В последнее время для некоторых учёных-востоковедов стало обычным делом писать теории «заговора», предполагая, что Коран был «изобретён» гораздо позже – через 1-2 столетия после жизни Пророка Мухаммада (Джон Винсборо); или что Коран – это просто перевод некоторых неизвестных, эмпирически недоступных, но предполагаемых сирийских христианских литургических гимнов (Кристоф Люксенберг). На сегодняшний день обе теории широко дискредитированы (см. здесь). Как рукописные свидетельства, так и научный анализ самого Корана позволяют предположить, что текст Корана в том виде, в каком он существует сегодня, датируется серединой 7-го века, – что в целом соответствует тому, что всегда поддерживалось мусульманской традицией.

Самые ранние известные рукописи Усмановского кодекса Корана – нынешний Коран – следующие:

1. Рукопись Бирмингемского университета – углерод, датированный периодом 568-645 гг. н. э.

From Wikipedia: Seventh-century Quran manuscript held by the University of Birmingham. Folio 2 recto (left) and folio 1 verso (right). From the end of Chapter 19 s:ar:القرآن الكريم/سورة مريم to the beginning of Chapter 20 s:ar:القرآن الكريم/سورة طه.
Из Википедии: рукопись Корана седьмого века, хранящаяся в Бирмингемском университете. Лицевая сторона листа 2 (слева) и оборотная сторона листа 1 (справа). С конца 19 главы: ар.: القرآن الكريم/سورة مريم к началу главы 20: ар.: القرآن الكريم/سورة طه.

2. Рукопись Тюбингенского университета – углерод, датируемый периодом 625-673 гг. н. э.

Тюбингенская рукопись с подписью Ma VI 165 принадлежит к коллекции из более чем 20 фрагментов Корана в фондах университетской библиотеки: Пергаменты написаны куфическим шрифтом, одной из древнейших форм арабского письма. Почерк привлёк внимание учёных из-за своего характерного стиля и формата.

3. Рукопись Саны – углеродная датировка с вероятностью 68% периодом 624-656 и 95% вероятностью 578-669 гг.

Recto side of the Stanford '07 folio of Sanaa manuscript. The upper text covers Quran 2 (al-Baqarah).265-271.
Лицевая сторона листа Стэнфорд ’07 рукописи Саны. Верхний текст охватывает Коран – 2 (ал-Бакара), 265-271.

«Несколько тестов на коранической рукописи под названием “Сана-1” (в том числе новый тест, который мы с Мохсеном Гударзи скоро опубликуем) датируют его первой половиной 7-го века».

— Бехман Садеги, (Профессор Стэнфордского университета), «Происхождение Корана», BBC, июль 2015 г., онлайн)

Научный анализ Корана и литературы хадисов (распространённой и собранной через 200-300 лет после смерти Пророка Мухаммада) показывает, что текст Корана датируется серединой 7-го века – в общем согласии с мусульманскими источниками и традициями. Если Коран датируется более поздним периодом, то можно было бы ожидать значительного совпадения в содержании между Кораном и литературой хадисов, которая возникла в эти 300 лет. Как показал Фред Доннер, между содержанием Корана и хадисов есть существенные различия. Например, литература по хадисам полна ссылок на политический авторитет халифов, в то время как Коран ничего не говорит о политическом лидерстве:

«Гораздо более естественный способ объяснить фактическое молчание Корана по вопросу о политическом лидерстве – это предположить, что текст Корана в том виде, в каком мы его сейчас имеем, предшествует политическим интересам, столь ярко выраженным в литературе хадисов. Это то, что мы могли бы ожидать, если текст Корана является продуктом времени Мухаммада и его непосредственных последователей».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Истории об истоках ислама», 46)

Литература хадисов полна анахронизмов – отсылок к событиям, которые произошли после того, как жил и действовал Пророк Мухаммад. Между тем, Коран не показывает никаких признаков анахронизмов и никогда не ссылается на события, которые имели место после жизни Пророка Мухаммада.

«С другой стороны, в Коране мы не находим ни единого упоминания о событиях, личностях, группах или проблемах, которые явно относятся к периодам после Мухаммада – Аббасиды, Омейяды, Зубайриды, Алиды, спор о свободе воли, спор о налоговых поступлениях и обращении, соперничество племён, завоевания и т. д. Это говорит о том, что Коран в том виде, в каком он существует сейчас, уже был “закрытым” текстом не позднее, чем ко времени Первой гражданской войны (34-41 / 656-66)».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Истории об истоках ислама», 46)

«Рассмотренные выше свидетельства, которые довольно прямолинейны, по-видимому, ясно указывают на относительно раннюю дату кристаллизации текста Корана и подразумевают, что это событие должно было быть завершено до Первой гражданской войны (34-41 / 656-661). Более того, определённые элементы словаря Корана и некоторые другие особенности (например, его отношение к ритуалу) предполагают, что он кристаллизовался не в Плодородном Полумесяце, а в Хиджазе… Представляется очевидным, что текст Корана в том виде, в каком мы его сейчас имеем, должен быть артефактом самого раннего исторического периода существования общины верующих, и поэтому он может быть использован с определённой уверенностью для понимания ценностей и верований этой общины».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Истории об истоках ислама», 61)

«Приведённые выше примеры кажутся мне достаточными, чтобы обосновать мнение о том, что составление и редактирование Корана при Усмане (единодушно поддерживаемое традицией) если и не доказано, то, по крайней мере, чрезвычайно возможно… Даже если Коран не был составлен при Усмане (ум. 656), то сбор должен был произойти не более чем через несколько десятилетий. В любом случае, как показал фон Ботмер, мы располагаем фрагментами коранической рукописи из Саны, которая датируется второй половиной первого века хиджры и содержит Усмановский текст без каких-либо вариантов, насколько нам известно, и даже включает в себя первую и последнюю суры, обычно отсутствующие в неусмановских рукописях».

— Грегор Шулер (Бывший профессор и заведующий кафедрой исламоведения Базельского университета), («Кодификация Корана», у Анжелики Нойвирт и Джерарда Бауэринга (ред.), «Коран в контексте», 797-794:792)

В. Десять удивительных фактов о Коране

«Коранический китаб – это не книга в общепринятом смысле закрытого свода. Скорее, это символ процесса непрерывного божественного взаимодействия с людьми – участие, которое богато и разнообразно, но настолько прямое и конкретное по своему содержанию, что его невозможно понять в фиксированном каноне или заключить между двумя обложками… Логика самого подхода Корана демонстрирует невозможность понимания ал-китāб как фиксированного текста, книги».

— Дэниел А. Мэдиган, («Самооценка Корана», 165)

1. Слово «кур’ан», используемое в Коране, означает «декламация» (чтение вслух) и не относится к стандартизированному письменному тексту Корана в том виде, в каком он существует сегодня: Коран как Текст является более поздним развитием. В самый ранний период слово «кур’ан» относилось к любому стиху или набору стихов, которые Пророк Мухаммад раскрывал и декламировал по определённому случаю – и именно поэтому термин «кур’ан» часто используется в стихах Корана в неопределённой форме. Коран в его устной форме фактически отвергает всё представление о том, что он является фиксированным, закрытым и письменным текстом, который Бог посылает людям «всё сразу», чтобы они могли прочитать его сами:

«Если бы даже Мы ниспослали тебе (О, Мухаммад) писание на бумаге, и они прикоснулись бы к ней своими руками, неверующие всё равно бы сказали: «Это – очевидное колдовство»».

— Священный Коран 6:7

«Просят тебя обладатели писания, чтобы ты низвёл им писание с неба. Просили они уже Мусу о большем, чем это, и сказали: «Покажи нам Аллаха открыто!» и их поразила молния за их несправедливость. Потом они взяли себе тельца после того, как пришли к ним ясные знамения, и Мы простили это и дали Мусе явную власть».

— Священный Коран 4:143

«А те, кто не веруют, говорят: «Почему чтение (кур’ан) не было ниспослано ему сразу?» [Для того,] чтобы мы могли укрепить им твоё сердце. И Мы устроили его по порядку».

— Священный Коран 25:32

«Для собеседников Мухаммада божественное изречение должно быть почти по определению полным. Однако Коран приходит только, как любят говорить комментаторы, «в ответ» (джавабан ликавлихим), частями (мунаджжаман) в соответствии с ситуациями и событиями, чтобы Пророк мог обратить Божий ответ на любое возражение, любой заданный вопрос (К. 25:33). В этом контексте они цитируют К. 17:106: «…и в форме декламации, которую мы разделили (фаракнаху), чтобы ты мог читать её людям через определённые промежутки времени (ʿала муксин), и мы действительно ниспослали его». Отвергая утверждение о том, что оно должно быть ниспослано “как единое законченное изречение”, Коран утверждает свою изменчивость/текучесть и способность реагировать на ситуации. Он отказывается вести себя как уже закрытый и канонизированный текст, но настаивает на том, чтобы быть авторитетным голосом Бога в настоящем».

— Дэниел А. Мэдиган, («Китаб», в Энциклопедии Корана, 2013 г., Читать онлайн)

2. Коран по своей сути не является «книгой»; это «устное/изречённое слово»: Слово «кур’ан» означает «декламация» (чтение вслух) и первоначально относится к устным декламациям, произнесённым Пророком Мухаммадом в течение 23-х лет в различных ситуациях; обращён разным аудиториям (его семье, его общине, неверующим, евреям, христианам, его врагам); отвечает на конкретные вопросы и высказывания современников. Коран в его первоначальной устной форме – в том виде, в каком он читался Пророком Мухаммадом при его жизни – не существовал как «письменный текст» или «книга» и не определял себя как закрытый текст или процесс; вместо этого устный Коран был открытым событием откровения, в котором определённые декламации динамично реагировали на текущие события, и более обновлённые декламации произносились Пророком в зависимости от времени и обстоятельств.

«Коран в его зарождающейся фазе – это не заранее продуманный, фиксированный сборник, овеществлённый литературный артефакт, а всё ещё подвижный текст, отражающий устные теологические-философские дебаты между различными собеседниками различных позднеантичных конфессий… Устный Коран (если использовать свободное выражение) можно сравнить с телефонным разговором, в котором слышна речь только одной стороны, но неслышимая речь другой примерно выводится из слышимой. Действительно, социальные проблемы и теологические вопросы слушателей широко отражены в тексте Корана, произнесённом голосом Пророка. Таким образом, подход к тексту как к историческому документу потребовал бы от исследователя изучения растущей и меняющейся публики Мухаммада, слушателей, которые принадлежали к поздней античной городской среде, многие из которых, должно быть, знали и, возможно, участвовали в теологических дебатах между евреями, христианами и другими в седьмом веке… Поразительно здесь то, что Коран не подписался под концепцией письменного проявления писания, но установил новый образ – образ “устного писания“; по словам Уильяма Грэма, “Коран всегда был преимущественно устным, а не письменным текстом“ (2003:584). Дэниел Мэдиган справедливо утверждает, что “ничто в Коране не говорит о том, что он считает себя идентичным китабу (небесной книге)“ (цитируется в Синае 2006:115), то есть Коран ни на каком этапе своего развития не стремился стать закрытым сводом писания».

— Анжелика Нойвирт («Два лика Корана: Кур’ан и мусхаф» в «Устной традиции», 25/1 (2010): 141-156:142)

3. Коран никогда не претендует на полноту Божьей речи, слов, книги, знамений или руководства: Коран ясно отрицает то, что Cлова Бога могут быть исчерпаны или захвачены какими-либо человеческими словами или письменами. Коран постоянно заявляет, что знамения (аят) Бога – термин, используемый для обозначения самих стихов Корана – находятся во всём космосе и в душах людей:

«Если бы все деревья земли стали письменными тростями, а за морем чернил находилось ещё семь морей, то не исчерпались бы Слова Аллаха. Воистину, Аллах – Могущественный, Мудрый».

— Священный Коран 31:27

«Скажи: «Если бы море было чернилами для слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли слова Господа моего, даже если бы Мы добавили ещё подобное этому»».

— Священный Коран 18:109

«Ниспослание Китаба от Аллаха славного, мудрого. Поистине, в небесах и земле – знамения (аят) для верующих! И в творении и в рассыпанных Им животных – знамения (аят) для людей убеждённых, и в чередовании ночи и дня, и в том, что ниспослал Аллах с неба из пропитания и оживил им землю после её смерти, и в направлении ветров – знамения (аят) для людей, обладающих умом».

— Священный Коран 45:1-6

«И на земле есть знамения (аят) для убеждённых и в ваших душах. Разве вы не видите?»

— Священный Коран 51:20-21

4. Пророк Мухаммад не создавал и не публиковал «книгу» (текст) Корана: В то время как сподвижники Пророка Мухаммада обычно запоминали эти декламации и записывали некоторые из них на камнях, листьях, пергаменте и т. д., Пророк Мухаммад никогда не собирал коранические декламации в единый документ и никогда не публиковал коранические декламации как «книгу»:

«Откровения оставались в состоянии потока в течение жизни Пророка: стихи и суры были добавлены, в то время как другие были “отменены”. Таким образом, трудно представить, что перед своей смертью Пророк установил окончательное издание богооткровенного текста или что он постоянно обновлял одну его версию. Как было показано, это было бы в полной противоположности методам, используемым древними арабскими поэтами».

— Грегор Шулер (Бывший профессор и заведующий кафедрой исламоведения Базельского университета), («Кодификация Корана», у Анжелики Нойвирт и Джерарда Бауэринга (ред.), «Коран в контексте», 797-794:784)

«Ни одна из сторон традиции не представляет текст во время кончины Пророка как существующий в физической форме, которая указывала бы на то, что Мухаммад почти закончил подготовку окончательного документа откровения. Обрезки дерева, кожи и глиняной посуды, кости и кора, на которых, по-видимому, были записаны откровения, похоже, указывают на то, что Пророк не имел в виду создание свитка или сборника [рукописей], что было характерно для иудеев и христиан в других местах».

— Дэниел А. Мэдиган, («Китаб», в Энциклопедии Корана, 2013 г., Читать онлайн)

5. «Текст Корана» в том виде, в каком он существует сегодня, был собран Зайдом ибн Сабитом и составлен в стандартную версию текста Корана при Усмане (ум. 656). На самом деле перспектива собрать Коран в один том вызывала сильное сопротивление. В одном из ранних отчётов Зайд ибн Сабит описывает свой разговор с Абу Бакром о том, что ‘Умар хотел собрать Коран в текст, хотя Пророк Мухаммад не приказывал ничего подобного:

Абу Бакр сказал: «Умар подошёл ко мне и сказал: ‘Резня нанесла большой урон чтецам Корана в день Ямамы, и я боюсь, что такие сражения унесут жизни чтецов, и в результате большая часть Корана будет потеряна. Я думаю, что ты должен отдать приказ собрать Коран‘». [Абу Бакр] сказал: ‘Я спросил Умара, как я могу сделать то, чего не делал Посланник Бога‘. Умар ответил: ‘Клянусь Богом, это полезное дело!’ И он продолжал говорить мне об этом, пока я не пришёл к тому же мнению, что и он.

Абу Бакр продолжил: ‘Ты умный молодой человек, в котором у нас нет никаких сомнений; более того, ты записывал откровения для Посланника Бога. Так что найди Коран и собери его’.

Зайд сказал: «Я сказал [Абу Бакру], ‘Клянусь Богом, если бы ты поручил мне сдвинуть гору, это не было бы для меня более обременительным, чем то, что ты приказал мне относительно сбора Корана! Как ты можешь делать то, чего не делал Посланник Бога?’ Он сказал: «Клянусь Богом, это полезное дело!» И он продолжал говорить мне об этом, пока Бог не открыл моё сердце для принятия того, в чём Он уже убедил Абу Бакра и Умара».

(«Китаб ал-Мабани», ред. Джеффри в «Две мукаддимы к кораническим наукам», 17-18; цит. у Дэниеля А. Мэдигана, «Самооценка Корана», 26-27)

В сегодняшнем тексте Корана стихи и главы не упорядочены в их первоначальном хронологическом порядке, а также не раскрыт первоначальный исторический контекст коранических декламаций, как было декламировано Пророком Мухаммадом при жизни. Современный текст Корана подобен специальной распечатке различных коранических декламаций, первоначально прочитанных Пророком Мухаммадом в течение 23-х лет различным аудиториям в различных ситуациях, – где декламации, сделанные в разное время и в разных местах, были объединены в один том. Но в своём первоначальном контексте и функции Коран – это прежде всего «устное чтение», которое должно быть «услышано», а не «прочитано», как учебник:

«Собственное представление Корана о самом себе – это литургическое чтение прямой речи Бога. Это текст, предназначенный для чтения вслух. Письменное слово является второстепенным, и вплоть до двадцатого века оно было для мусульман не более чем памятной запиской… в самом строгом смысле никто не может прочитать его, может только услышать его. В этом контексте Анжелика Нойвирт говорит о сакральном характере коранического декламирования. Хотя ислам не использует этот термин, это, по сути, сакраментальный акт – принять Божье слово в свои уста, воспринять его через уши, выучить наизусть: священное не просто запоминается, верующие физически принимают его в свои тела, фактически впитывают его, так же как христиане принимают Иисуса Христа, когда они причащаются… Сам текст в его нынешнем виде – это отчасти письменная запись, тщательно отредактированная запись публичного декламирования, выступления, записанного постфактум. Таким образом, Коран не состоит исключительно из высказываний одного оратора: он включает в себя междометия из аудитории верующих или неверующих – а также спонтанные ответы на эти междометия, которые неоднократно приводят к резкой смене темы».

— Навид Кирмани («Салафизм или филология: Прикосновение учёного», Читать онлайн)

6. Коран обращается к своей первоначальной исторической аудитории и взаимодействует с её знанием: Коран фактически переосмысливает, комментирует и пересказывает различные еврейские, христианские и арабские верования, истории и традиции, которые циркулировали среди христианских, еврейских, сабейских и других общин Хиджаза и Плодородного Полумесяца. Коран часто рассказывает, переосмысливает или пересказывает еврейские и христианские истории о предшествующих пророках, найденные в Ветхом Завете, Новом Завете, неканонических Евангелиях и внебиблейских источниках, включая еврейский Талмуд.

«Мы должны помнить, что эпоха Корана приблизительно совпадает с эпохой, когда были отредактированы и опубликованы великие экзегетические своды монотеистической традиции, такие как два Талмуда в иудаизме и святоотеческие писания в христианстве. Эти сочинения, а не Библия, как это часто считается, являются литературными аналогами Корана. Даниил Боярин (2004) неоднократно подчеркивает, что Талмуд – не в меньшей степени, чем сочинения отцов церкви – пропитан эллинистической риторикой. Действительно, Коран следует понимать, прежде всего, как экзегетический, то есть полемико-апологетический, следовательно, в высшей степени риторический. Коран сообщается слушателям, чьё образование уже включает библейские и постбиблейские знания, зарождающееся писание которого, следовательно, должно давать ответы на вопросы, поднятые в библейской экзегезе – писании, предоставляющем комментарии к огромному количеству более ранних богословских наследий».

— Анжелика Нойвирт, («Два лика Корана: Кур’ан и мусхаф» в «Устной традиции», 25/1 (2010): 141-156:142

7. Коран – это НЕ то же самое, что и Китаб: Коран относится к правовым постановлениям, правилам поведения, самому себе, предшествующим откровениям через других пророков, небесному источнику всех пророческих откровений и Божьему знанию обо всех вещах и событиях и т. д. как «ал-Китаб» – что обычно переводится как «книга». Большинство мусульман сегодня просто отождествляют или равняют текст Корана с «ал-Китаб». Однако слово «китаб», используемое в Коране, на самом деле НЕ означает физическую «книгу» или «писание». Вместо этого термин китаб, используемый в Коране, имеет гораздо более широкое и обширное значение – китаб является символом Божьего руководства, знания, власти и указа в более широком смысле и в конечном счёте относится к небесному божественному архетипу за пределами физического мира.

«Китаб откровения тесно связан с тем же божественным знанием и властью, которые они символизируют. Основополагающий образец (с соответствующими словесными корнями) таков: (а) Как Творец, Бог знает (‘илм) истину (хакк) всех вещей и управляет (хукм) всеми вещами. Символом этого знания и власти является китаб… В этом отношении Коран представляет китаб не как закрытый и определяемый свод текста, а, скорее, как непрерывную связь руководства… На самом деле Коран отвергает некоторые общие представления о китабе. Несколько раз повторяется, что через служение Пророка к арабам приходит «китаб от Бога» (например, К. 6:19, 114). Однако также ясно, что Мухаммад не считает, что отсутствие какого-либо письменного текста каким-либо образом делает недействительным это утверждение. Когда Пророку бросают вызов представить писание с небес в качестве доказательства его подлинности (К. 17:93; см. вера и неверие), он отвечает, что он всего лишь человек-посланник. В К. 6:7 Бог говорит: “Даже если бы мы ниспослали китаб на папирусе, и они прикоснулись бы к нему руками, неверующие сказали бы: ‘Это – не что иное, как очевидное колдовство’”. Поэтому, когда Коран говорит о себе как о китабе, он, по-видимому, говорит не о форме, в которой он ниспослан, а скорее о власти, которую он несёт как проявление знания и повеления Бога».

— Дэниел А. Мэдиган, («Китаб», в Энциклопедии Корана, 2013 г., Читать онлайн)

Согласно Корану, Китаб (по-разному называемый Китаб, Умм ал-Китаб и Лаух ал-Махфуз) является божественным небесным прообразом и источником всех Божественных знаний, руководства и откровения, тогда как арабский кур’ан является просто словесным проявлением этого вечного небесного Китаба для опредёленного времени, места и аудитории. Коран содержит множество стихов, в которых говорится, что Китаб был «ниспослан» (танзил) или «распакован» (тафсил) в форме арабского кур’ана. Вот почему Коран проводит чёткое различие между «Китаб» и «Арабским Кораном»:

«Алиф, Лам, Ра. Это – знамения Ясного Китаба (ал-китаб ал-мубин). Мы ниспослали его в виде арабской декламации (кур’анан ‘арабийан)».

— Священный Коран 12:1-2

«Клянусь Ясным Китабом (ал-китаб ал-мубин). Поистине, Мы сделали (джа’алнаху) арабской декламацией (кур’анан ‘арабийан)».

— Священный Коран 43:2-3 (см. схожие стихи 15:1, 44:1-2, 26:2)

«Люди были одной общиной, и послал Аллах пророков вестниками и увещателями и ниспослал с ними Китаб с истиной (анзала ма’ахум ал-китаба), чтобы рассудить между людьми в том, в чем они разошлись».

— Священный Коран 2:213

«Вопреки традиционному исламскому отождествлению обоих терминов, в некоторых средних и поздних мекканских текстах китаб и кур’ан на самом деле тщательно различаются. Несмотря на то, что кур’ан с определённой стадии может относиться к своду декламаций, которые до сих пор были раскрыты – свод, однако, который ещё не достиг завершения, – он часто указывает только характерный способ отображения, в котором ал-китаб передаётся Мухаммаду и им [же] самим… Таким образом, в то время как ал-китаб напоминает небесный способ хранения – т.е. пиьсменный – кур’ан указывает на земной способ проявления. По крайней мере, косвенно, могут быть другие способы, помимо декламации, для проявления ал-китаба… Небесный китаб, так сказать, «распакован» в форме арабской декламации, вместо того, чтобы быть составленным на арабском языке от вечности… Пожалуй, следует сказать, что Коран считает себя одновременно переводом и толкованием китаба».

— Николай Синай («Кораническая самореферентность как стратегия самоутверждения», у Стефана Уайльда (ред.), «Самореферентность в Коране», 2006, 122-24)

Коран даже подсказывает, что откровение Китаба пришло в сердце Пророка (духовный орган интуитивного понимания согласно Корану) в невербальной форме «духа» и «света», а не в словесной форме или слышимой форме арабских слов и букв:

«И так Мы вдохновили тебя (О, Мухаммад) Духом (рух) от Нашего повеления. Ты не знал, что такое Китāб и что такое Вера. Но Мы сделали его Светом (нур), которым Мы ведем тех из Наших рабов, кого пожелаем. И, воистину, ты направляешь на Прямой путь».

– Священный Коран 42:52

«И поистине, это – послание (ниспослание — танзил) Господа миров. Снизошел с ним (назала биха) Дух верный (ал-рух ал-амин) на твое сердце (‘ала каблика), чтобы оказаться тебе из числа увещающих на языке арабском, ясном (би-лисанин ‘араббийин)».

– Священный Коран 26:192-195

8. Пророк Мухаммад был гораздо больше, чем просто «передатчиком» Корана: Роли и обязанности Пророка Мухаммада, изложенные в Коране, многочисленны (как подробно объясняется здесь); функция и власть Пророка Мухаммада включает в себя гораздо больше, чем просто декламирование коранических откровений. Пророк также был ответственен за обучение Божьему руководству, суд над верующими с мудростью, толкование и объяснение смысла коранических декламаций по мере их появления, очищение верующих, молитвы за верующих, принятие пожертвований верующих и принятие покаяния от имени Бога и т. д.

«Оказал Аллах милость верующим, когда воздвиг среди них посланника из них самих; он читает (декламирует) им Его знамения, очищает их и учит их писанию (Китаб) и мудрости, хотя они и были раньше в явном заблуждении».

– Священный Коран 3:164 (см. также 62:2, 2:129, 2:151)

«И Мы ниспослали тебе (также) Напоминание, чтобы ты мог разъяснить человечеству, что было ниспослано для них, – быть может они поразмышляют».

– Священный Коран 16:44; (см.также 16:64, 14:4)

«Объяснение божественного намерения откровения было одной из функций, которые Коран возложил на Пророка. Пророк действовал как проекция божественного послания, воплощенного в Коране. Он был живым комментарием Корана, неразрывно связанным с раскрывавшимся текстом. Без Пророка Коран был непостижим, так же как без Корана Пророк вообще не был пророком».

— Абдул Азиз Сачедина («Рассуждения о писаниях в исламе», Журнал Рассуждений о писаниях, 5/1, 2005)

9. Коран признает людей разных вероисповеданий как верующими, так и мусульманами: При переводе арабского Корана на английский (также и на русский и др.) возникает ряд ошибок в переводе (читайте здесь список распространённых неправильных переводов). Например, слово «ислам», используемое в Коране, не означает «официальную религию ислама» в современном понимании.

«Другими словами, муслим в Коране означает, по сути, преданного монотеиста, а ислам означает преданный монотеизм в смысле подчинения себя Божьей воле. Вот почему в этом кораническом стихе Авраама можно считать мусульманином ханифом, “преданным ханифом монотеистом”. Таким образом, в том смысле, в каком они используются в Коране, ислам и муслим ещё не обладают чувством конфессиональной отчётливости, которое мы теперь связываем с “исламом” и “мусульманином”; они означали нечто более широкое и всеобъемлющее и иногда даже применялись к некоторым христианам и евреям, которые, в конце концов, тоже были монотеистами (К. 3:52, 3:83 и 29:46)».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока –Чикагский университет), («Мухаммад и верующие: у истоков ислама», 53)

Термин «ислам», используемый в Коране в нижеследующих стихах, просто означает «покорность Богу» и охватывает множество религиозных и духовных традиций и путей. Каждый пророк прошлого, ученики Иисуса, прошлые общины, евреи и христиане, а также последователи Пророка Мухаммада называются «муслимами — мусульманами» (покорными).

«Неужели они ищут иной религии, помимо религии Аллаха (дин Аллах), в то время, как Ему покорились все, кто на небесах и на земле, по своей воле или по принуждению, и к Нему они будут возвращены».

– Священный Коран 3:83

«Поистине, религией пред Богом является покорность (ислам), и те, кому был дан Китаб, разошлись только после того, как пришло знание к ним – из-за завистливой вражды между собой. А кто не верует в знамения Бога, то, поистине, ведь Бог скор в расчёте!»

– Священный Коран 3:19

«А тот, кто желает иного, кроме покорности (ислам) как религии – от него не будет принято, и в Последней жизни он будет среди проигравших».

– Священный Коран 3:85

«На протяжении всей этой работы я переводил термины “мусулим” и “ислам” в соответствии с их первоначальными значениями, а именно: “тот, кто предаёт [или “предал”] себя Богу» и “предание себя Богу”… Следует иметь в виду, что “институционализированное/узаконенное” использование этих терминов – то есть их исключительное применение к последователям Пророка Мухаммада – представляет собой определённо пост-кораническое развитие, и, следовательно, его следует избегать в переводе Корана».

— Мухаммад Асад, (Послание Корана: Переведено и объяснено Мухаммадом Асадом, Гибралтар 1984, 885, н. 17)

На самом деле, Коран расширяет возможность спасения для людей всех вероисповеданий – верующих в откровение Мухаммада (С), иудеев, христиан, сабеев, магов и всех, кто имеет веру в Бога и Судный день. Термин «верующий» (му’мин) был названием общины Пророка Мухаммада, и евреи и христиане были признаны «верующими» наряду с последователями Пророка Мухаммада.

«Для каждого Мы установили закон и путь. Если бы Бог пожелал, то сделал бы вас одной общиной. Но, чтобы испытать вас тем, что Он даровал вам (Он сделал вас такими, какие вы есть). Соревнуйтесь же в добрых делах. К Богу вы все вернётесь, и тогда Он сообщит вам о том, в чём вы расходились».

— Священный Коран 5:48

«Поистине, те, которые уверовали (в то, что ниспослано тебе, о Мухаммад), и те, которые являются иудеями, христианами и сабиями, – которые уверовали в Бога и в Последний день и совершали благое, – непременно, их награда у их Господа, и не будет над ними страха, и они не будут опечалены».

— Священный Коран 2:62

«При более внимательном изучении Корана обнаруживается ряд отрывков, указывающих на то, что некоторые христиане и иудеи могли принадлежать к движению верующих – не только в силу того, что они были христианами или иудеями, но потому, что они были склонны к праведности. Например, в К. 3:199 говорится: “Среди людей книги есть те, кто веруют в Бога и в то, что было ниспослано вам и было ниспослано им…” Другие стихи, такие как К. 3:113-116, излагают это более подробно. Эти отрывки и другие подобные им наводят на мысль, что некоторые люди книги христиане и иудеи – считались верующими».

— Фред Доннер (Профессор истории Ближнего Востока – Чикагский университет), («Мухаммад и верующие: у истоков ислама», 56)

Слово «кафир» часто переводится как «неверующий», но значение слова «кафир» буквально означает «тот, кто покрывает/скрывает». Коран не использует слово «кафир» в широком смысле для всех, кто не является мусульманином (как мы видели, слово муслим относится и к людям других вероисповеданий); но вместо этого Коран называет «кафирами» тех людей, которые неблагодарны за милости Бога и сознательно скрывают истину. Вот почему «куфр» (покрывательство, неверие) всегда противопоставляется в Коране «шукр» (благодарность).

10. Коран никогда не претендует на то, чтобы быть «легкой для понимания» или «простой книгой»: Стихи Корана полны притч (амсал) и всегда обращены к людям интеллекта (улу ал-албаб), знающим (‘алимун) или людям знания (улу ал-илм) и призывают своих слушателей думать, размышлять, вдумываться и анализировать его стихи. Некоторые стихи даже говорят, что внутренний смысл Корана известен только особому классу обладателей священного знания (‘илм), в то время как другие стихи (Коран 6:25, 17:46, 18:57) говорят, что неверующие не поймут смысла Корана.

«Поистине, это благородный Коран в Сокрытом/Cокровенном Китабе. Никто не прикасается к нему, кроме очищенных».

— Священный Коран 56:78

«Никто не знает его внутреннего смысла (та’вил), кроме Бога и тех, кто твёрд в знании».

— Священный Коран 3:7

«И Мы привели людям в этом Коране всякого рода притчи, – быть может они поразмышляют».

— Священный Коран 39:27

«Это — благословенное Писание (Китаб), которое Мы ниспослали тебе (о Мухаммад), дабы они размышляли над его аятами (знамениями) и дабы обладающие разумом помянули назидание».

— Священный Коран 38:29

«Такие притчи Мы приводим людям для того, чтобы они поразмыслили».

— Священный Коран 59:21

«Такие притчи Мы приводим людям, но разумеют их только обладающие знанием (‘алимун)».

— Священный Коран 29:43

«Из Его знамений (аят) – творение небес и земли, различие ваших языков и цветов. Поистине, в этом – знамение (аят) для знающих (‘алимун)

— Священный Коран 30:22

«Да, это (Коран) – знамения (аят) ясные в груди тех, которым даровано знание (аллази уту ал-‘илм)».

— Священный Коран 29:49

«Неужели они не задумываются над Кораном? Ведь если бы он был не от Аллаха, то они нашли бы в нем много противоречий».

— Священный Коран 4:82