Иман (вера)


Из книги Арзины Р. Лалани
«Ранняя ши’итская мысль. Учение Имама Мухаммада ал-Бакира» Глава 6

Одним из основных вопросов, обсуждавшихся в этот ранний период и разделившим различные школы, была проблема имана. Было поднято множество смежных вопросов, например различие между «верой» (иман) и «покорностью» (ислам) и их связь. Другим смежным предметом обсуждения был вопрос о том, можно ли говорить о степенях веры. Ал-Бакир, основываясь на айате 49:14: «Сказали бедуины: “Мы уверовали!” Скажи: “Вы уверовали, но говорите: ‘Мы покорились’ (асламна), ибо еще не вошла вера в ваши сердца”», четко разграничивал иман и ислам. Для него иман включал в себя ислам, но ислам не обязательно содержал иман2. Схожее изложение взглядов ал-Бакира встречается в Да’а’им ал-Ислам, где он символически представил ислам и иман, нарисовав на своей ладони два концентрических круга; внешний представляет ислам, а внутренний иман, поскольку таким образом, сказал он, реализуется вера в сердце. Поэтому, по мнению ал-Бакира, му’мин автоматически является мусульманином (муслим), но муслим не обязательно является му’мином3.

Ал-Бакир продолжает дальше разъяснять отличия, задаваясь вопросом о том, вошел ли тот в иман, кто вошел в ислам. На это он дает отрицательный ответ, однако добавляет, что такой человек выходит из неверия (куфр) и приобретает связь с иманом (кад удифу ила ал-иман). Приводя в качестве примера Ка‘бу и Масджид ал-Харам, ал-Бакир спросил собеседника, может ли тот сказать, что видел человека в Ка‘бе, если видел его в мечети? Собеседник ответил, что не сможет. Тогда ал-Бакир спросил, может ли он быть уверенным, что человек был в мечети, если его видели в Ка‘бе? Собеседник ответил: «Да». Тогда ал-Бакир сказал, что то же самое происходит с иманом и исламом4.

Дополнительные нюансы в отличии между иманом и исламом можно найти в еще одном ответе ал-Бакира. Когда его спросили, является ли верующим тот, кто свидетельствует, что нет божества, кроме Бога, и что Мухаммад является посланником Бога, он ответил: «Тогда как насчет обязанностей, наложенных на нас Господом?»5 Как уже отмечалось выше, согласно ал-Бакиру, имелось семь подобных обязанностей, однако валайа является наиболее важной из них, вокруг нее вращаются все остальные. Таким образом, для ал-Бакира истинный иман напрямую связан с валайей имамов; иман проистекает из веры в имама. Согласно ему, иман в отличие от ислама является верой в пророков, посланников и имамов Господа с абсолютной покорностью имаму времени6. Таким образом, ал-Бакир склоняется к тому, что иман представляет собой как слово (кавл), так и действие / поступок (‘амал)7. Согласно определению, данному его сыном Джа‘фаром ас-Садиком, иман является кавл би ал-лисан («словами языка»), внутренним убеждением (тасдик би ал-джанан) и делами / действиями в соответствии со столпами, установленными Господом (ва а‘мал би ал-аркан)8.

Абу Ханифа, младший современник ал-Бакира, придерживается иных взглядов. Согласно первому пункту васиййи, приписываемому Абу Ханифе, «вера является исповеданием (икрар) словами, внутренним убеждением (тасдик би ал-джанан) и знанием сердца (ва ма‘рифа би ал-калб)». В данном определении действия не упоминаются. Однако согласно хариджитам, кадаритам и му‘тазилитам, поступки и дела являются неотъемлемой частью веры и даже рассматриваются как составляющие саму веру9. Мурджи’иты, с другой стороны, полагают, что поступки не имеют отношения к вере, и это подразумевает, что вера имеет определенную степень непреложности и не может быть ослаблена грехом10.

Ал-Бакир яростно выступал против подобных взглядов мурджи’итов. Согласно сведениям Абу Хатима ар-Рази, он сказал, что «мурджи’иты подменили сунну Аллаха, как внешне, так и изнутри» и что «они являются иудеями этой общины, чья враждебность к нам более сурова, чем у христиан и иудеев»». В политической сфере подобное отношение означало, что мурджи’иты были готовы принять светских правителей, даже если их поведение в некоторых отношениях было греховным. Это означало, что восстания, мятежи и бунты против существующих правителей были не нужны и нежелательны. Это нашло свое отражение в борьбе мурджи’итов за равенство мавали в Умаййадский период. Первоначально, согласно свидетельствам, приведенным Маделунгом, реакция мурджи’итов на новое ‘Аббасидское движение была крайне отрицательной12. Однако постепенно восточные мурджи’иты из революционной силы, стремящейся свергнуть Умаййадов, превратились в официальную организацию, поддерживающую установление правления ‘Аббасидов.

Поскольку мурджи’иты верили в «отсрочку» решения о совершивших тяжкие грехи, им пришлось столкнуться с проблемой определения имана таким образом, чтобы согласно нему человек становился членом общины в целом. Именно это заставляло их исключать поступки (а‘мал) из понятия веры (иман). Абу Ханифа и его последователи, по всей видимости, придерживались той же линии; более того, ал-Аш‘ари в своем сочинении Макалат ал-Исламиййин13 считает, что ханафиййа является «сектой», относящейся к мурджи’е. Ал-Бакир, с другой стороны, полагал, что среди му’минун существуют различные градации. Далее раскрывая эту мысль, сын ал-Бакира ас-Садик говорит, что некоторые верующие лучше, чем другие, некоторые молятся больше, чем другие, некоторые более дальновидны или проницательны, чем другие. Согласно ал-Бакиру, обязательные качества му’мина, должны включать в себя: «упование (таваккул) на Господа; оставление решения своих дел (тафвид) на Господа; удовлетворенность (рида) решениями (када) Господа, и покорность (таслим) повелениям или воле Господа»14. Он сообщает, что однажды, будучи в путешествии, пророк проходил мимо группы людей, которые сказали ему, что являются верующими; на что пророк спросил у них, каковы доказательства их имана, и те перечислили последние три из четырех качеств, приведенных выше15.

По мнению ал-Бакира, иман стоит на четырех столпах: 1) терпении (сабр); 2) уверенности (йакин); 3) справедливости (‘адл) и 4) усилии (джихад). Для него очевидно, что добродетели человека непосредственно связаны с его иманом. В другом предании ал-Бакир утверждает, что «тот верующий, кто наиболее совершенен в своем имане, обладает наилучшими качествами»16. Говоря о более конкретных добродетелях, он обращает внимание на одну в частности, а именно на сабр (терпение или терпеливая стойкость), который, как он говорит, подобен роли головы для тела. У кого нет сабра, у того нет и имана. Он описывает совершенный сабр как то терпение, которое не позволяет жаловаться людям17.

Одним из аспектов, вытекающих из представлений о степенях веры, является вопрос о том, является ли иман постоянным или же, наоборот, может увеличиваться либо уменьшаться по мере постижения знаний и улучшения поступков. Именно это подразумевается под иман ‘ан ‘илм, т. е. верой, основанной на знании (религиозном). В отличие от мурджи’итов ал-Бакир сделал значительный упор на обретении ‘илма, что видно из многочисленных приведенных им преданий. Тем не менее, по мнению ал-Бакира, приобре тение знания является само по себе не конечной целью, но лишь средством для ее достижения. Для него недостаточно лишь обрести знание, важно действовать в соответствии с полученными знаниями и учить других тому, что узнал сам18. Следовательно, с помощью знания (‘илм) можно улучшить поступки (‘амал), а если они будут улучшены, то тогда и иман может возрасти и укрепиться; в свою очередь, более сильный иман углубляет ‘илм человека и далее облагораживает его ‘амал. Таким образом, согласно ал-Бакиру, ‘илм, ‘амал и иман взаимосвязаны.