Согласно мусульманской традиции, Пророк Мухаммад (да благословит Аллах его и род его) получил первые откровения Священного Корана в Ночь могущества (лайлат ал-кадр), которая ярко описана в нижеследующих сурах:

«Поистине, Мы ниспослали его в Ночь могущества!
А что даст тебе знать, что такое Ночь могущества?
Ночь могущества лучше тысячи месяцев.
Нисходят ангелы и Дух в нее с дозволения Господа их для всяких повелений.
Она – мир до восхода зари!».

– (Сура ал-Кадр 97:1-5)

«Ха мим.
Клянусь книгой ясной!
Мы ниспослали его в ночь благословенную; поистине, Мы являемся увещателями!
В течение нее разделяется всякое мудрое повеление
по велению от Нас; Мы являемся посылающими
по милосердию от твоего Господа, – ведь Он – слышащий, знающий!»

– (Сура ал-Духан 44:1-6)

Традиционное толкование гласит, что в Ночь могущества весь Священный Коран как писание, включая все его главы и стихи, был ‘ниспослан’ на нижнее небо и, что, ангел Джабраил затем начал диктовать этот ‘текст’ Пророку Мухаммаду в течение двадцати трёх лет. Но это всего лишь экзотерическая интерпретация, которая основана на субъективных предположениях и фактически не поддерживается самим Кораном.

Наша предыдущая статья показывает, что в эту ночь Пророку было сказано не просто «Читай: во имя Господа твоего», а, скорее, он уже занимался духовной практикой взывания (зикру’ллāх) – о чём упоминается в первом откровении Корана, которое правильно читается: «Читай имя Господа твоего» (икрā’ би-сми раббика).

В Ночь могущества Пророк Мухаммад испытал духовный и мистический опыт. Небесная сила, которая даровала ему этот опыт, называется Святым Духом, который, как утверждает Сура ал-Кадр, спустился в Ночь могущества:

Инна анзалнāху фи лайлати ал-кадри
«Поистине, Мы ниспослали его / это в Ночь могущества».

– (Священный Коран 97:1)

Таназзалу’л-малāикату ва’л-рух фихā би-изн раббихим мин кулли амрин
«Нисходят ангелы и Дух в нее с дозволения Господа их для всяких повелений».

– (Священный Коран 97:4)

Коран не был просто продиктован Пророку в виде арабских звуков и букв. Скорее, он был наполнен и вдохновлён в сердце и душу Пророка в форме Святого Духа, который сам по себе находится вне пределов звука, букв и языка. Сайидна Насир-и Хусрав очень критично относится к тем, кто полагает, что Пророк Мухаммад просто услышал Коран на арабском языке от ангела Джабраила, а затем повторил его. Для Сайидна Насира и других мусульманских исмаилитских теософов ангел Джабраил – это ранг воображения (хадд ал-хайал) Святого Духа, который вдохновляет душу Пророка, а не его физические уши:

«Его познание высшего мира было совершено через его светлую душу (нафс-и раушан), а не через его физические уши в том виде, в котором мы слышим».

–  Сайидна Насир-и Хусрав,
(«Шесть глав» – «Шаш фасл» , пер. В. Иванова, глава 5)

Коран даже говорит, что книга (китāб), открытая Пророку, была в форме духа и света, в отличие от звука и букв:

«И так Мы вдохновили тебя (О, Мухаммад) Духом от Нашего повеления. Ты не знал, что такое Книга (китāб) и что такое Вера. Но Мы сделали его Светом (нур), которым Мы ведем тех из Наших рабов, кого пожелаем. И, воистину, ты направляешь на Прямой путь».

– Священный Коран (42:52)

Следует также отметить, что термин ‘книга’ (китāб), используемый в Коране, на самом деле не относится к ‘письму’ или ‘писанию’. Современная наука ставит под сомнение саму идею о том, что Коран должен был стать писанием:

«Понять ‘китаб‘ на уровне книги или писания – это исказить и серьёзно уменьшить его потенциальное значение, которое используется в Коране. Это умаляет прозрачное качество слова ‘китаб‘. Согласно Корану, ни Мухаммад, ни любой другой из предыдущих пророков не были заняты писанием, тем, что должно быть написано и прочитано».

 (Дж. В. Фигенбаум, «Пророчество с точки зрения Корана», Докторская диссертация 1973,
Университет Мак Гилла, 153; 184-85)

Термин книга (китāб), используемый в Коране, обозначает чисто духовное знание воли и руководства Бога, в отличие от текста писания. Сайидна Насир-и Хусрав говорит, что Коран, каким он существует сегодня, дошел до нас через трёхэтапный процесс:

Во-первых, Святой Дух вдохновляет книгу (китāб) в духовной форме (без звуков и букв) в сердце и душу Пророка (а не его уши и язык), о чём свидетельствует Коран в нижеследующих стихах:

Ва-иннāху латанзил рабби’л-‘āламина
Назала бихи’л-руху’л-амину
‘ала каблика литакуна мина ал-мунзирина
Билисāнин ‘арабиййин мубинин

«И поистине, это – послание Господа миров.
Снизошел с ним Дух верный
на твое сердце, чтобы оказаться тебе из числа увещающих
на языке арабском, ясном».

– (Священный Коран 26:192-195)

Во-вторых, душа Пророка и способность воображения (которые божественно вдохновлены) выражают божественное вдохновение в форме раскрытой речи (нутк, танзил, кур’āн), состоящей из притч и символов, которые были извлечены из местных традиций, культур и контекстов. Сам Пророк является активным посредником в процессе откровения. Тонкое различие между духовной Книгой (китāб) и её ‘ниспосланием’ как раскрытой речи (кур’āн) также описано в следующих стихах Корана:

Тилка āйāту’л-китāби’л-мубини
Иннā анзалнāху кур’āнан ‘арабиййан ла‘аллакум та‘килуна

«Это – знамения Книги ясной.
Мы ниспослали её в виде арабского Корана, – может быть, вы уразумеете!»

– (Священный Коран 12:1-2)

Наконец, эта раскрытая речь (нутк, танзил, кур’āн) затем записывается (при жизни самого Пророка), а затем кодифицируется в официальное письменное писание – что произошло в период Усмана, третьего халифа суннитского ислама.

Сама идея написанного писания не имеет существенного значения для Корана и никогда не упоминается в Коране иначе как критическим образом. Например, нижеприведённый стих ссылается к Книге Моисея как, по сути, к «Свету» и «Руководству», а к её существованию ‘помещенной на пергаменте (т.е. записанной на чём-то)’ его сообществом, – как к последующему событию:

«Скажи: ‘Кто низвёл Книгу, с которой пришел Муса, как со Светом и Руководительством для людей, которую вы помещаете на хартиях (т.е. бумаге)…’».

– (Священный Коран 6:91)

Ночь могущества – это когда произошёл первый этап: весь Коран в форме духа и света был ниспослан в сердце Пророка. Это был кульминационный момент духовной практики и обучения Пророка, которые он выполнял вплоть до наступления Ночи могущества:

«Когда говорят, что Коран был раскрыт сразу, – это означает, что личность Пророка стала коранической в Ночь кадра. Ночь кадра была той ночью, когда Пророк достиг цели своего поиска. Пророк прожил скромную жизнь около 40 лет, и в возрасте 38 или 40 лет, по некоторым данным, он внезапно стал просветленным, как Будда, в одну ночь. Он получил откровение и завеса внезапно отпала с его глаз. Пророк увидел ту ночь, которая пришлась на месяц Рамадан, как ночь кадра, и позже дал ей это имя. Эта ночь была на самом деле его собственной ночью предопределения, ночью единства, ночью, когда он прибыл к месту назначения и стал Пророком. Это была ночь, когда вся его аскеза и усилия принесли свои плоды. В эту ночь Пророк, по сути, стал кораническим. В этом смысле Коран был раскрыт ему во всей полноте. Он стал личностью, от которой отныне исходит Коран. Его личность стала богатством, на которое он мог опираться всю оставшуюся жизнь. Следовательно, этот Коран был открыт Пророку целиком и полностью».

– (Абдулкарим Суруш, «Ислам, откровение и пророчество», фев. 2008)

В Ночь могущества Пророк не просто получил Коран; Пророк сам стал Кораном. Его сердце и душа были постоянно освящены и были ведомы Святым Духом и светом Корана. Таким образом, Пророк стал «говорящим Кораном» в Ночь могущества, и в течение следующих двадцати трёх лет он выражал, передавал и формулиров свою кораническую сущность в форме раскрытой речи (танзил, кур’āн) – раскрыл Коран, первые стихи которого были: «Читай Имя Господа твоего, Который сотворил», ссылаясь на духовный ритуал (см. нашу предыдущую статью), который он совершал в Ночь могущества. Раскрытый / ниспосланный Коран ещё долго не становился официальной книгой после кончины Пророка, но при своей жизни Пророк Мухаммад сам был «Говорящей Книгой» Бога.

Святой Дух является изначальной духовной формой раскрытого Корана, который существует сегодня на арабском языке. Этот Дух продолжает вдохновлять и нисходить на души наследных имамов Ахл ал-Байта Пророка, которые наследовали ему. Именно поэтому Пророк Мухаммад мог сказать:

«Я оставляю вам две драгоценные вещи (ал-сакалайн), и если вы будете придерживаться их обоих, вы никогда не заблудитесь после меня. Это Книга Бога и моё потомство (итрат), то есть мой Ахл ал-Байт. Эти две драгоценности никогда не отделятся друг от друга, пока не вернутся ко мне у [райского] источника».

– Пророк Мухаммад (С),
(«Сахих ат-Тирмизи», Сунан, том 5, 662-663, № 328)

«Али с Кораном и Коран с Али. Они не будут отделяться друг от друга, пока не вернутся ко мне у [райского] источника».

– Пророк Мухаммад (С) ,
(ан-Найсабури, «ал-Мустадрак ‘ала’л-Сахихайн», 927, № 4685)

Эти хадисы не просто означают, что Имам Али и Ахл ал-Байт повсюду носили с собой копию Корана. Но, скорее, Коран всегда существует в сердце/душе Имама Али и Ахл ал-Байта в силу Святого Духа, который постоянно вдохновляет их. Как и сам Пророк, Имам является Говорящим Кораном и Говорящей Книгой Бога – и это независимо от того, существует ли письменное писание или нет. В этом смысле Хазрат Шамс-и Табризи – духовный учитель Джалал ад-Дина Руми – однажды сказал:

«Смысл Книги Божьей – это не текст, – это человек, который ведёт. Он – Книга Бога; он – её стихи; он – Писание».

– Хазрат Шамс-и Табризи,
(Шафик Вирани, «Исмаилиты в средние века», 93)

Основное различие между пророком и имамом заключается в том, что первый выражает вдохновение Святого Духа в виде символов и притч, которые составляют раскрытую речь (танзил, кур’ан), в то время как последний выражает Святой Дух в форме обучения (та’лим) и вдохновения (та’йид). Имам Джафар ас-Садик замечает, что этот Дух всегда присутствует с преемниками Пророка:

«Джабраил (Гавриил) – это тот, кто пришёл с откровением к пророкам, в то время как Святой Дух находится с ними и с преемниками [имамами], никогда не отходя от них, укрепляя их и направляя их от имени Бога».

– Имам Джафар ас-Садик,
(ал-Кумми, «Басā’ир ад-Дараджат, 463, No. 1)

Дух также является источником всякого духовного просвещения и озарения. В принципе, Дух может освещать души всех людей – как нам напоминает сорок восьмой имам, Мавлана Султан Мухаммад Шах:

«…каждый из нас, если Святой Дух когда-либо дарует нам это просветление, может благодаря этому благословению обладать той силой, которой владел Христос»

– Имам Султан Мухаммад Шах,
(«Мемуары Ага-Хана», глава под названием «Ислам: религия моих предков»)

Ночь могущества – это не только ночь или историческое событие, когда Пророк впервые получил откровение. В своём эзотерическом значении настоящий Лайлат ал-кадр – это чистая душа пророка и имама – совершенная душа, «нисходят ангелы и Дух в нее с дозволения Господа их для всяких повелений» и остаются вечно присутствующими. Вот почему Имам Али заявил:

«Я – смысл Рамадана: Я – Лайлат ал-кадр, упомянутый в Матери Книги. Мое высказывание является решающим, ибо я – Сура ал-Хамд. Я – цель молитвы, будь то дома или во время путешествия. Я – цель поста и священных годовщин в месяцы года».

– Имам Али Ибн Аби Талиб,
(«Хутба ал-Ифтихар»)

В универсальном смысле Ночь могущества – это духовное состояние восприимчивости к Святому Духу, – так, чтобы каждый искатель познания сам мог стать Ночью могущества:

«Внутренне или эзотерически, ‘Ночь могущества’ интерпретируется как намёк на саму душу Пророка. Экзотерически, конкретные стихи Корана считаются спустившимися ‘на’ сердце Пророка (26:192-94); но эзотерически, сущность Корана считается спустившейся ‘в’ сердце Пророка. На что намекает такое толкование, так это на духовную силу, присущую абсолютной восприимчивости состояния души Пророка… Применительно в аналогии к духовному поиску, можно сказать, что каждая душа должна превратиться в своего рода «Лайлат ал-кадр», освободившись от эгоизма и материализма, с тем чтобы быть ‘полной’ восприимчивости к божественному: стать свободной чашей для излияния божественной благодати».

– Реза Шах-Каземи,
(«Духовный поиск: размышления о коранической молитве согласно учению Имама Али», 73-74)